TATI’S TRANSLATIONS // Axis by Alice Munro (Excerpt)

Avie waited until they were comfortable to tell Grace about her dream.

“You must never tell anybody,” she said.

In the dream, she was married to Hugo, who really was hanging around as if he hoped to marry her, and she had a baby, who cried day and night. It howled, in fact, till she thought she would go crazy. At last she picked up this baby—picked her up, there never was any doubt that it was a girl—and took her down to some dark basement room and shut her in there, where the thick walls insured that she wouldn’t be heard. Then she went away and forgot about her. And it turned out that she had another girl baby anyway, one who was easy and delightful and grew up without any problems.

But one day this grown daughter spoke to her mother about her sister hidden in the basement. It turned out that she had known about her all along—the poor warped and discarded one had told her everything—and there was nothing to be done now. “Nothing to be done,” this lovely, kind girl said. The abandoned daughter knew no way of life but the one she had and, anyway, she did not cry anymore; she was used to it.

“That’s an awful dream,” Grace said. “Do you hate children?”

“Not unreasonably,” Avie said.

“What would Freud say? Never mind that, what would Hugo say? Have you told him?”

“Good God, no.”

“It’s probably not as bad as it seems. You’re probably just worried again about being pregnant.”

Эви подождала, пока они устроятся на сиденьях, и начала рассказывать Грейс свой сон.

«Только никому не разболтай», – предупредила она.

Во сне она была замужем за Хьюго – парень действительно не давал ей проходу в надежде, что Эви согласится стать его женой, – и у неё был грудной ребёнок, который плакал день и ночь. Вернее, орал благим матом, доводя её до белого каления. В конце концов она взяла младенца – это совершенно точно была девочка, – и снесла в тёмную подвальную комнату с толстыми стенами. Она заперла дочку там, чтобы не слышать её бесконечного плача. И ушла, позабыв о ней. А потом оказалось, что у неё есть ещё одна малышка, спокойная и милая, которая выросла, не доставляя родителям никаких хлопот.

Но однажды уже повзрослевшая дочь заговорила с матерью о своей сестре, спрятанной в подвале. Оказалось, что она знала о ней с самого начала – сломленная и позабытая всеми затворница рассказала своей сестре всё, – но теперь с этим ничего уж не поделать. «Ничего уж не поделать», – кротко повторила любимая дочь, отрада и утешение матери. Всё равно, её покинутая сестра ничего не знала о жизни снаружи, она больше не плакала и давно смирилась со своей участью.

«Какой ужасный сон», – сказала Грейс. «Ты что, ненавидишь детей?»

«Не без причины», – ответила Эви.

«Что бы на это сказал Фрейд? Ладно, это неважно, но вот что бы сказал твой Хьюго? Ты ему рассказывала?»

«Боже, нет».

«Возможно, всё не так плохо, как кажется. Наверное, ты просто опять переживаешь, что забеременела».

 

Original story by ALICE MUNRO
Translation by TETIANA ALEKSINA

© All rights reserved 2011

TATI’S TRANSLATIONS // Desire by Sudeep Sen

Under the soft translucent linen, the ridges around your nipples harden at the thought of my tongue.

You — lying inverted like the letter ‘c’ — arch yourself deliberately, wanting the warm press of my lips, their wet to coat the skin that is bristling, burning, breaking into sweats of desire — sweet juices of imagination.

But in fact, I haven’t even touched you. At least, not yet.

Твой пеньюар стекает мягкими полупрозрачными волнами, и рябь вокруг сосков дрожит при мысли о моем языке.

Ты выгибаешься упругой тетивой, предвкушая прохладное прикосновение моих губ. Их влажность успокоит твою пылающую, пьянящую, пряную кожу, истекающую липкими соками желания.

Хотя я еще даже не коснулся тебя. Пока не коснулся.

 

Poem by SUDEEP SEN
Translation by TETIANA ALEKSINA

© All rights reserved 2017

TATI’S TRANSLATIONS // Icicles by Sudeep Sen

Cold blast from an electric vent bites my skin — this comfortable discomfort, prickling my pores bathed in an acrid glaze, transforms to frozen gold-salt.

Attaining instant freezing points might be a rare marvel of science; I like this hellishly good blast that shakes all the embedded molecules in my bones —

bones that are parched in heat, turn to skeletal icicles — a beautiful ballerina-geography of stalactites and stalagmites — each needle-end points towards the other

like the two longing fngertips in Michelangelo’s painting at the Sistine Chapel — desiring a touch.

Струя холодного воздуха, выползающая из вентиляционной решетки, жалит мою кожу. Ласковые крошечные клыки вонзаются в мои поры, впрыскивая ядовитое желе, которое моментально превращается в солоноватые золотистые кристаллы.

Крионика – одно из чудес науки; мне нравится этот маленький атомный взрыв, встряхивающий каждую клетку моих костей.

Мой скелет, сожженный радиацией, превращается в минеральную окаменелость. Мои ребра вытягиваются, словно ноги искусной балерины в батмане; мои кости растут навстречу друг другу, как сталактиты и сталагмиты;

как кончики пальцев на фреске Микеланджело в Сикстинской капелле в их отчаянном и неосуществимом желании соприкоснуться.

 

Poem by SUDEEP SEN
Translation by TETIANA ALEKSINA

© All rights reserved 2017

TATI’S TRANSLATIONS // Night Ward by Sudeep Sen

The night ward’s blue curtains that surround me drip colour and deceit—each and every pleated flute of cloth hiding some half-truths like the half-lives of atoms. Only here, the arithmetic surety of fission does not wish to match the nuclear chemistry of my blood’s transfusion.

The night nurse peeps in to assure me that blue is not all black, that red is not grey, that the colour of my skin does not reflect the colour of my life. I wish I could agree with her consolations.

Yards of white and blue linen that wrap my slow generous chill, know the real secret of my floating corpuscles—the flotsam larvae, their ancient silk that gently threads my nearly finished mummy.

Синие шторы ночной палаты, окружающие меня, сочатся цветом и обманом. Каждая плиссированная складка ткани скрывает полуправду – частицу правды, пережившую период полураспада, как атом. Полученный арифметический результат этого деления упрямо не вписывается в химическую формулу переливания моей крови.

Ночная сиделка заглядывает в палату. Она уверяет меня, что этот синий не совсем черный, этот красный – вовсе не серый, и что цвет моей кожи совсем не такой, как цвет моей жизни. Мне хочется верить ее словам.

Километры белого и синего льна укутывают мой вечный озноб, постигая сокровенную тайну дрейфующих лейкоцитов; их мертвые личинки прошивают меня насквозь невесомыми шелковыми нитями, превращая в настоящую мумию.

 

Poem by SUDEEP SEN
Translation by TETIANA ALEKSINA

© All rights reserved 2017

TATI’S TRANSLATIONS // Lying Bare by Sudeep Sen

Your bare stomach is my pillow. When I turn my head to one side, warm air rises from the valley to lull me — on the other side, you shield my view of your face with your bosom — to devour me in the gorge near your heart.

Твой голый живот – это моя подушка. Я поворачиваю голову набок, и теплый убаюкивающий ветерок из долины ласкает мое лицо. Позади меня лежит горная гряда твоей груди, сорвавшись с которой, я разбился прямо около твоего сердца.

 

Poem by SUDEEP SEN
Translation by TETIANA ALEKSINA

© All rights reserved 2017